Последние комментарии

  • Valentin Spagis
    "Азов"-это карательный батальон, действующий вне международного права.  Но американцы его косвенно поддерживают. Они ...ДЕМОКРАТЫ США ПРОТИВ «АЗОВА». ЧТО СТОИТ ЗА ДЕМАРШЕМ АМЕРИКАНСКИХ КОНГРЕССМЕНОВ. АНДРЕЙ БАБИЦКИЙ
  • Vladimir Orekhov
    Николай Смирнов 22 октября, 5:56 Чушь идиотская для малограмотных кретинов. Между 1917 и 1991 годами колоссальная раз...Реконструкция новейшей истории
  • Николай Смирнов
    Чушь идиотская для малограмотных кретинов. Между 1917 и 1991 годами колоссальная разница.  В 1917 году власть от арис...Реконструкция новейшей истории

«Нетипичный буржуй»

 

Не всякий бизнес, рожденный в 90-е, имеет криминальные корни

Предпринимателя Юрия Анатольевича Максюкова уже нет среди нас. Его не убили в криминальных разборках, не убрали конкуренты. Заболел и умер. Передав свою «Магистраль», которая из небольшого товарищества превратилась в мощное градообразующее предприятие Гусь-Хрустального, сыну Михаилу.

Благодарная же память о нем жива не только среди земляков, но по всей России.

Название «Магистраль» родилось в ту далекую пору начала 90-х, когда Юрий со товарищи пробовали заниматься... ремонтом дорог. Изготовление бронированного стекла тогда не только не входило в его планы, но даже в страшном сне не могло присниться.

А ведь пришлось.

Сам Юрий за рюмкой чая рассказывал мне как-то о необычном техническом контроле в те времена.

...В тот день приехали делать заказ крутые парни из Москвы.

– А где гарантия, что твое стекло не пробивает пуля? – спросили Юрия.

– Да я за это стекло готов сам встать.

Они за такие его слова и зацепились. Максюков было на попятную: я, мол, это образно сказал: «Боишься – значит, не уверен, и потому никакого контракта с тобой подписывать не станем». «Да елки-моталки! Раз так, поехали». Взяли стекло, карабин, сели в машины и – в лес. Выставив перед собой стекло, Юра встал на краю.

– Стреляй!

Тут сдали нервы у «покупателей»:

– Все, хватит, верим.

Но теперь уже Максюков завелся:

– Или стреляй, или уже я не стану подписывать контракт.

Раздался выстрел. Юру отбросило назад. Все кинулись к нему, предполагая худшее. Целились, правда, не в него, а мимо, под руку, но мало ли что. Однако ничего страшного, слава Богу, не произошло. Пуля не пробила стекло. Только у Юры еще долго болела нога, ушибленная при падении.

... Эпоху пышных кремлевских похорон 80-х годов Юрий Максюков пережил в Сирии на советской станции космической связи. Тогда это была еще благополучная страна, как и СССР. Когда вернулся на родину, в город Гусь-Хрустальный Владимирской области, Советский Союз еще был жив, но общество уже было заражено вирусом частного предпринимательства. Юра, человек азартный, заболел им тут же и, как оказалось, неизлечимо.

Все деньги, заработанные в Сирии, он вложил в восстановление... асфальтного завода, на который городская дорожная служба давно махнула рукой. Жена отказывалась его понимать, тем более денег тех на восстановление завода все равно не хватало. Тогда он подбил товарищей вложить в это сомнительное предприятие свои собственные сбережения. Но и их не хватало. Чтобы купить недостающий узел даже продали единственную на всех бобровую шапку. И, странное дело, завод заработал.

Завод-то ожил, но львиную долю работы приходилось делать вручную, что называется, на пупке.

После подсчитали: Юрий вдвоем с напарником перелопачивали каждый день по 75 тонн асфальта. Нагрузив арендованный «ГАЗик», Максюков отвозил готовый асфальт на дорогу, где ребята разравнивали его и укатывали арендованным же катком, а сам возвращался назад и снова брался за лопату. Наверное, долго бы так не выдержали, если б не стимул.

Горбачев в то время освободил строительные кооперативы на два года от налогов, и «Магистраль» – так назвали свое товарищество Максюков с компанией – быстро заработала приличный по тем временам капитал.

Кругленькую сумму вложили в технологию по ремонту крыш, необходимое для этого сырье кучами лежало в отвалах завода технического каучука. В день заливали по тысяче квадратных метров из расчета по 8 рублей за квадратный метр. Деньги потекли доселе невиданные. Они лежали пачками прямо в ящиках стола. «Тебе нужна машина? На, покупай». «Тебе квартира? Отсчитывай, сколько надо».

Но ремонт и крыш, и дорог было делом сезонным. Стали думать, чем занять себя в остальное время. Кто-то обратил внимание на большие запасы отходов кварцевого стекла. Соорудили горелку, стали варить из него сувениры. На четырех международных выставках – в Южной Корее, Италии, США, Германии – их поделки завоевывали призы. Ныне те стекловары работают, увы, не у нас, а в Америке. Но тогда они принесли «Магистрали» тоже очень неплохие деньги.

А тут среди, казалось бы, ясного неба внезапно грянул гром. Директор завода имени Дзержинского, на базе которого к тому времени уже многопрофильное акционерное общество «Магистраль» пробивало свою бизнес-тропу, поставил жесткое условие: или берите в аренду весь цех, или выметайтесь за проходную.

Вот это вираж!

Цех простаивал. Он был создан по заказу Минобороны и Минавиапрома под войну в Афганистане, варил пуленепробиваемые стекла для вертолетов. Война закончилась, и продукция цеха стала не востребована. 300 же его работников «хотели кушать», и время от времени напоминали об этом директору. Тот решил сплавить цех коммерсантам. Сроку дал неделю.

А вот чего с этим стеклом делать-то? Кому оно нужно?

Максюков помчался в Москву, в институт технического стекла – закрытое учреждение, которое разрабатывало эти проклятые стекла. Дальше уборщицы его, конечно, не пустили. Но от уборщицы к рабочим, от них – к технологам, добрался-таки Юрий до директора. И стали они кумекать, как быть. И пришли к заключению, что времена наступают смутные, в середине 90-х Россия все больше становится похожа на Америку времен великой депрессии, а, следовательно, и технология, и продукт могут быть востребованы.

Разборки, отжимы, захваты предприятий, убийства и покушения на убийства – все это вызывало обратную реакцию: как защитить себя и свою семью. Спрос на пуленепробиваемые стекла будет расти.

С тем и вернулся Юрий домой.

Из 9 учредителей «Магистрали» 8 были против нового проекта. Предположения предположениями, но все же риск казался слишком высоким. Деньги, заработанные на дорогах и крышах, могли запросто сгореть. Но отказаться от цеха значило поставить крест и на остальном бизнесе. Деньги рано или поздно будут проедены, а дальше что?

Максюков использовал свое право решающего голоса. Позже все денежные вложения окупились, бронированное стекло, как кукушонок из гнезда, выкинуло все остальные проекты. Еще позже цех был выкуплен.

Наращивались мощности, совершенствовалась технология. Их стекло много лет подряд завоевывало золотые призы на мировых выставках. Имея ту же прочность, оно оказалось более чем в два раза тоньше, а следовательно, и легче западных аналогов, по свето-пропускаемости же не отличалось от обычных «жигулевских» стекол. Снижение производственных затрат сделало его конкурентоспособным. Вскоре 95 процентов всех инкассаторских машин России были уже оборудованы их стеклами. Ими же стали стеклить окна на загородных дачах бизнесмены, бандиты и политики. Апофеозом стало подписание контракта на изготовление бронированного стекла для автомобиля тогдашнего президента Киргизии.

Постепенно Максюков превращался в одного из богатейших людей города Гусь-Хрустальный. Он стал владельцем сети магазинов, гостиницы, банно-прачечного хозяйства, создал две фирмы по перегону из заграницы подержанных машин и запчастей. Одновременно спонсировал различные конкурсы и спортивные соревнования, содержал городскую футбольную команду, помогал больным и нищим. Меня и познакомил с ним тогда редактор районной газеты, представив Юрия как «нетипичного буржуя».

Компания «Магистраль ЛТД», градообразующее предприятие города Гусь-Хрустальный, созданная в 90-е годы, сегодня производит бронированные стекла не только для бронеавтомобилей министерства обороны, силовых структур и инкассации, но и для загородных домов, офисов, городских квартир.

Оборудованные этими стеклами бронемобили получили высокую оценку по степени надежности в зонах конфликтов. Готовая продукция подвергается испытаниям на пулестойкость при различных вариантах нападения и из различных видов оружия.

Но уже не на краю поля возле березовой рощи, а в специальных условиях.

Александр Калинин

 

Источник: www.stoletie.ru

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх